Русский факел в Осака (теплоход «Приамурье»)

Кому сгореть суждено, тот не утонет.

 

Пословица.

Теплоход «Приамурье» Дальневосточного морского пароходства принадлежал к тому славному типу судов, к которому относилась и «Туркмения», а головным судном которого был «Михаил Калинин». 7 мая 1988 года «Приамурье» отправилось в круиз вокруг Японии с 295 пассажирами – комсомольцами, так как круиз организован был БММТ «Спутник». Экипаж – 129 человек. Рейсы эти пользовались большой популярностью у советских граждан, и 20-22-дневные круизы вокруг Японии с 5-6 заходами в крупнейшие японские порты проходили, что называется, на ура.

Здесь есть смысл несколько слов сказать о теплоходе «Приамурье». Построенное 27 лет назад в Германии, судно, конечно же, не только не соответствовало требованиям Международной конвенции 1974 года  (СОЛАС-74) по безопасности, но могло предоставить минимум удобств пассажирам второго и особенно третьего класса. Каюты – на 4-6 человек, умывальники отсутствовали, не говоря уже о туалетах. Учитывая возраст судна, на нем категорически запрещалось использовать в каютах электронагревательные приборы, но правило это повсеместно нарушалось. Поэтому, если кому-то в каюте вздумалось выпить чайку или кофейку, то в ход пускался дорожный мини-кипятильник.  Кипятильники – неизменный атрибут экипировки почти каждого советского туриста, выезжающего за границу.

18 мая ночью, в 01.35, при стоянке в порту Осака судно загорелось. Ни в момент возникновения пожара, ни в процессе расследования, ни спустя годы так и не удалось точно установить, отчего возник пожар. Известно только, что произошло это в каюте 346, которая располагалась в носовых помещениях третьего класса по левому борту. Предположение, сделанное в процессе ведомственного расследования, что причиной всему включенный кем-то и забытый кипятильник, имело под собой веские основания. Но на судне с высохшей от времени изоляцией электрических кабелей причиной возникновения пожара могли стать и сами кабеля.

 Надо отметить здесь, что блок кают третьего класса отличался несколько сложным расположением и  имел два выхода, но в повседневной жизни судна активно использовался один. Переборки кают и  коридоров судна были отделаны  пластиком, линкрустом, а как горят и дымят эти материалы – хорошо знает тот, кто хоть однажды наблюдал пожар на пассажирском судне. Скорость распространения огня в коридорах судна при наличии сквозняков равна и даже выше скорости быстро бегущего человека.

Когда прозвучал сигнал тревоги, пассажиры бросились из своих кают на верхнюю палубу и далее на причал. Пассажиры, как мы помним, комсомольцы, люди молодые, и многие в это время еще  не  ложились спать, прогуливаясь по шлюпочной палубе. Именно поэтому эвакуация пассажиров 1-го и 2-го классов прошла довольно организованно. В то же время отсек, где полыхало пламя и клубился черный едкий дым, осматривать уже никто не решался. В первые секунды, быть может, минуты, еще можно было проверить каюты на наличие в них людей, но драгоценное время было упущено и скоро, очень скоро это стало уже невозможно и опасно для жизни. Про второй выход, тот, запасной, который редко использовался в повседневной жизни, многие пассажиры просто забыли и, ощущая жар и  заслышав гул огня в коридорах,  бросились эвакуироваться через иллюминаторы своих кают. Но здесь их ждал сюрприз.

Полностью эта глава опубликована в книге "Спасите нас на суше" - Уроки морских катастроф. По вопросам приобретения обращаться по телефону 7 4232 512 485, 7 4232 772611.